Небо как небо, люди как люди...
13.08.2020/22:47
Да.
13.08.2020/22:28
Хороший ювелир не имеет национальности

ThumbnailВласть предыстории

Теги:

По книге И. Ачильдиева «Власть предыстории».

Появление человека — одна из самых интересных загадок, волнующих человеческий ум. В книге И.Ачильдиева «Власть предыстории» подробно рассматривается вопрос происхождения человека и общества, процесс которого получил название антропосоциогенез (АСГ). Основной задачей антропосоциогенетики является поиск специфических антропосоциогенных факторов, которые в результате дали рождение человеку и обществу.

В своей книге«Власть предыстории. Опыт философского исследования» И. Ачильдиев отмечает, что в современном человеке сохранились психические черты палеоантропа, эволюция и жизнь которого зависели от его способности образовывать «пратолпу». По мнению автора, «пратолпа» действовала как единое живое существо, чья сила и быстрота существенно превосходила сумму тех же качеств, входящих в неё индивидов. «Пратолпа» не думала и не ведала преград, вне зависимости от того, атакующий ли порыв овладевал ею или же наоборот она обращалась в бегство. И. Ачильдиев полагает, что в любой сфере деятельности современного человека можно заметить следы происхождения этой деятельности, связанные с «пратолпой». Эти инстинктивные «следы» в ослабленной развитием сознания форме свойственны и современной толпе. Например, в современной толпе, как и в «пратолпе», у человека снижается уровень индивидуального сознания. Зачастую, когда индивид включен в толпу, оно отсутствует вовсе. При нахождении человека в толпе притупляются его инстинкт самосохранения и способность реально оценить ситуацию и адаптироваться к ней, повышается агрессивность, появляется потребность в подражательности, превалирует принцип «действуй как все». Для внешнего наблюдателя, который не включен в толпу, это выглядит со стороны как безумие.

В начале своего исследования Ачильдиев дает характеристику многим работам антропологов, философов и других ученых и указывает на многие недоработки и пробелы в этих научных трудах, доказывает недостаток обоснованности изложенных в них сведений о происхождении человека и социума. К примеру, по мнению Ачильдиева теория Пьера Тейярда де Шардена о происхождении человека и общества базируется исключительно на некоторых гениальных гипотезах, но в целом находится за пределами АСгенетики. Тейр де Шардена полагал, что в земной материи первоначально была заключена определенная масса элементарного сознания, и оно пробилось на свет из тьмы подсознания. Пульсация некой жизненной силы, обладающей так называемой «тангенциальной энергией», привела к зарождению биосферы. Развитие психической энергии Тейр де Шарден показывает как конус: «В антропоиде, почти достигнувшем вершины конуса, свершилось последнее усилие по оси. Этого было достаточно, чтобы опрокинулось внутреннее равновесие» и произошла «великая революция»: «сознание забурлило и брызнуло в пространство сверхчувственных отношений и представлений и в компактной простоте своих способностей обрело способность замечать самое себя».

Ачильдиев категорически не согласен с точкой зрения Тейр де Шардена. Он утверждает, что существование замкнутой в нашей планете психической энергии не доказано. Быть может она есть, а может и нет — этого не установил до сих пор никто. Так же в этой теории не доказано, почему пристанищем сознания стал именно человек, а не другое существо, и каковы были антропосоциогенные факторы, приведшие к появлению разума и возникновению общества. Подобные недочеты он находит и в работах других авторов. Ачильдиев подчеркивает, что советская наука использует устаревший догматический подход к предыстории, в ней существует методологическая ошибка — ссылка на мнение того или иного мыслителя без предварительного изучения его исследований и доказательства правоты его положений.

Ачильдиев обозначивает нерешенные проблемы феномена человека и общества, а также выявляет реальные следы предыстории. Список нерешенных проблем открывают загадки морфологии человека, к которым автор относит прямохождение, эволюцию руки, безволосость большей части поверхности кожи человека, скрытые мускульные ресурсы, излишки мозговых ресурсов, функциональную асимметрию. Рассматривая эти черты и качества, присущие только человеку, Ачильдиев разбивает все предшествующие теории их происхождения и ставит вопросы, получив ответы на которые можно раскрыть появление перечисленных характеристик у человека.

Рассуждая о прямохождении, Ачильдиев концентрирует внимание на некоторых особых моментах:

  • «двуногое хождение, особенно на ранних стадиях должно было быть для четвероного млекопитающего довольно неэффективной формой передвижения»;
  • отсутствие переходных форм от четвероного передвижения к двуногому хождению, что показывает отсутствие бугорков–мозолей на тыльных сторонах ладоней всех древних останков антропоидов возраста около четырех миллионов лет;
  • давление естественного отбора в «невыгодную» для антропоидов сторону, продолжавшееся в течение миллионов лет, что привело к полной ортоградности и стройности современного человека.

Возникает вопрос, почему животное отказывается от своего проверенного способа передвижения на четырех конечностях и начинает ходить на двух ногах, ведь новый способ двигаться существенно уступает в скорости и удобстве предыдущему, что приводит к уязвимости перед врагами.

Под эволюцией руки Ачильдиев подразумевает перпендикулярное противопоставление большого пальца руки остальным четырем. Большой палец получил прямое управление от центральной нервной системы и стал самым подвижным среди пальцев рук. Ачильдиев считает совершенно не убедительными тезисы трудовой гипотезы для объяснения появления подобной особенности руки человека и предполагает, что это видоизменение произошло благодаря проявлению агрессивно-оборонительной функции. Но тогда следующим возникает вопрос, каким образом можно объяснить то, что в течение миллионов лет именно рубило, зажатое в кулаке с помощью противопоставленного прочим большого пальца, играло главную роль в боевом арсенале наших далеких предков?

Так же, по мнению автора книги, неубедительны и существующие теории о частичной безволосости человека. Гипотезы не дают ответов на вопросы о том, в чем же заключается приспособительная функция безволосости и как она возникла?

Далее Ачильдиев переходит к проблемам скрытых мускульных ресурсов человека. О том, что сила и скорость передвижения человека намного превосходят его реальные двигательные возможности, известно давно. Это доказано многократными опытами и научными фактами. Например, когда человек находится в состоянии гипноза или аффекта, то реализуется большая часть его мышечного потенциала. Тогда непонятно, почему человек в других обстоятельствах не может полностью использовать свои мускульные ресурсы? В чем причина их утраты? Подобный вопрос возникает и при рассмотрении мозговых ресурсов человека, которые тоже не используются на полную мощность. Из четырнадцати миллиардов клеток головного мозга в процесс накопления и развития опыта и навыков включаются всего около 0,6 миллиарда. Для чего же создавать такой огромный резерв?

Перейдем к последней из рассматриваемых характеристик человека — функциональной асимметрии. Под ней понимается леворукость и праворукость. Асимметрия функций рук человека дополняется перекрестной асимметрией функций ног: всегда существует двигательное превосходство правой руки и левой ноги или левой руки и правой ноги. Так как асимметрии появились в предыстории, то очевидным будет предположить, что они выполняли полезные функции в популяциях гоминид. Но как же объяснить возникновение асимметрий?

Ещё одной загадкой в исследовании развития человека и общества является образ жизни гоминид. Гоминиды были собирателями, охотниками и рыболовами. Причем в первые миллионы лет ими являлись преимущественно собиратели, которые вряд ли могли конкурировать с крупными хищниками. Собирательство как способ существования диктует определенный образ жизни и поведения. Необходимо, чтобы особи, входящие в определенную популяцию, держались стадно, но в то же время рассредоточивались на участке кормления для охватывания индивидуальной зоны поиска каждого.

Гоминиды первыми начали создавать различные приспособления и предметы из камня для своей жизнедеятельности. Ачильдиев обращает внимание на сверхмедленность развития каменной техники в эпоху палеолита. Вызывает удивление, что на протяжении пяти миллионов лет, она была представлена по сути одним обработанным каменным рубилом. Да, его форма периодически совершенствовалась, со временем изделие обрабатывалось все искуснее, но оно так и оставалось рубилом. Это значит, что каменная техника на протяжении миллионов лет оставалась в состоянии застоя, в то время как развитие мозга гоминид шло очень быстрыми темпами.

И вдруг гоминиды резко бросили обработку камня, оставив множество заготовок и готовых орудий, о чем свидетельствуют результаты раскопок ученных. Для чего они были сделаны и оставлены совершенно не понятно. Рубило, служившее верой и правдой человечеству несколько миллионов лет, резко исчезает в эпоху неолита. В это время наступил перелом, при котором техника контакта уступила технике дистантного поражения. Интересно то, что произошло это именно в те времена, когда мозг уменьшился в размерах, как бы сделав шаг назад в своем развитии.

Вызывает вопросы и то, что ни один из крупных хищников не приобрел повадки охоты на людей, и что крупные животные старались держаться от людей на расстоянии, а то и вовсе боялись их. Весьма странно, что в период предыстории вымерли именно гигантопитеки, которые обладали огромной мускульной силой и ростом, а мелкие гоминиды сохранились и выжили. Также до сих пор неизвестно, почему некоторые животные стали спутниками человека и позволили себя приручить.

В настоящее время стало известно, что еще в те далекие времена существовали свои виды наркомании. Зачем и почему быстро развивающийся разум начал прибегать к самоодурманиваю, для чего возникающему сознанию стало нужно затуманивать самого себя? Также нет ответа и на вопрос, как и почему у древних людей развились способности к постоянным половым связям.

Еще в предыстории гоминиды проявили себя как виды, способные к быстрому передвижению из одного региона в другой. В этой части своего исследования Ачильдиев большое внимание уделяет особенно широкой миграции, которая охватила гоминид и зарождающееся человечество в конце предыстории. Здесь он обращается к трудам Поршнева Б.Ф., в которых тот в качестве причины называл конфликт между гоминидами и человеком, говорил об их несовместимости друг с другом, но суть конфликта так и не была озвучена.

Отдельно Ачильдиев рассматривает феномен человеческой речи. В этой теме он также обращается к различным теориям и доказывает их не состоятельность, а также выделяет основные вопросы:

  • почему появление речи явилось тормозом нервной системы?
  • почему речь появилась так поздно?
  • почему речь появилась именно в период и именно спада в развитии мозга гоминид?

Далее в качестве необъяснимых феноменов развития человечества и общества Ачильдиев называет появление религии, искусства, инакомыслия. Большую часть автор уделяет проблемам войны и способности людей убивать себе подобных. Определив все необходимые вопросы, для раскрытия причин происхождения человека и социума, Ачильдиев объясняет свою базовую теорию АСГ. Основой его теории является «пратолпа», т.е. древняя форма толпы. Он сам говорит, что идея эта не нова: «О роли толпы в истории писали психологи прошлого века — Г. Тард, С. Сигеле, Г. Лебон». Подобная теория в начале ХХ века была подвергнута острой и безжалостной критике и не была принята. Однако Ачильдиев считает ее основной и единственно возможной гипотезой для раскрытия всех существующих загадок.

Для начала Ачильдиев, взяв за основу труды Сигале, Тарда и Спенсера, описывает ключевые характеристики толпы: «… разнородное сборище неожиданно превращающееся в эмоционально напряженное сообщество». Он пишет о том, что вливающиеся в толпу индивиды становятся одинаковыми, несмотря на свои роли в социуме, пол и возраст. «Лишь только искра страсти, перескакивая от одного к другому, наэлектризует эту нестройную массу, последняя получает нечто вроде внезапной, самопроизвольно зарождающейся организации. Разрозненность переходит в связь, шум обращается в нечто чудовищное, стремящееся к своей цели с неудержимым упорством. Большинство пришло сюда, движимое простым любопытством , но лихорадка, охватившая нескольких, внезапно овладевает сердцами всех, и все стремятся к разрушению».

Первая фаза в становлении толпы состоит в сборе разнородных людей, при котором начинается хаос. Следом идет вторая фаза — исчезают внутренние противоречия в скоплении, людей охватывает одно единое чувство. С момента вступления во вторую фазу толпа обретает строй и выглядит как единый целый организм, обладающий однообразностью поведения. Ачильдиев указывает, что Тард отметил значительное увеличение силы людей, входящих в толпу.

Третья фаза — действие толпой, которое всегда обращается в бег и разрушения. Далее наступает четвертая фаза, заключающаяся в безудержном веселье, поглощении пищи, сексуальном удовлетворении. В конце этого хаоса происходит заключительная фаза — растолпление, раскучивание, при котором людей охватывает ощущение протрезвления, у многих появляется чувство раскаяния за совершенное. Все стремятся разойтись в разные стороны или уснуть.

Первое, на что следует обратить внимание это увеличение силы и скорости движения в толпе. Сила толпы больше, чем сумма индивидуальных сил входящих в неё людей. В толпе происходит уравнивание всех ее членов. Толпа ограничивает волю и разум личности, убивая индивидуальность человека. Главной характеристикой толпы является ее критическая величина, где её факторы проявляются наиболее ярко и полно. Она составляет 25–60 человек, то есть оптимальная — 50 человек. Скучивание и дальнейшее управление толпой происходит при помощи простейших жестов, криков, песен, телодвижений. Состояние людей в толпе напоминает гипнотическое. И здесь важно подчеркнуть два момента.

Во-первых, речь в системе толпы занимает подчиненное место. А главная роль отводится именно сигналам: жестам, выкрикам, телодвижениям, мимике, которые, как правило, исполняет вожак. Обычно вожаками становятся самые яркие особи с более подвижными нервными процессами, у которых облегчен срыв типичной реакции на непривычное или сильное раздражение.

Исходя из этого, Ачильдиев делает следующее заключение: «Если толпа, или, точнее, ее предковая форма, то есть пратолпа, была главным регулятором жизни предлюдей, то в ее механизме следует искать сущность антропосоциогенеза. Очевидно, именно пратолпа сломала и отбросила прочь иерархии в стадных формах поведения антропоидов. Именно пратолпа выделила предгоминид из антропоидов, отделив людей и остальных животных. Она же выработала новую стратегию поведения, повлияла на своих участников, приведя не только к повышенной мутации среди наших предков, но и постоянство селективных условий естественного отбора. Пратолпа изменила весь образ жизни предлюдей. Она оказала мощное давление на среду их обитания.»

В качестве доказательств своей теории, Ачильдиев использует многочисленные мифы, в которых указаны различные многорукие, многоголовые, свистящие и кидающиеся камнями боги и чудовища, которые могли передвигаться сверхбыстро. Все эти качества древних богов и чудовищ полностью соответствуют способностям пратолпы — сверхсиле, сверхскорости, сверхжестокости. Ачильдиев ссылается на записки свидетелей и исторические факты, по которым некоторые люди лицезрели оставшиеся формы древних, диких людей, которые обитали толпами, передвигались стадно и были очень быстроногими. Вместо речи они пользовались звуками, походящими на рев диких зверей. Их жизнь была гораздо короче человеческой.

Описав и объяснив свою теорию, Ачильдиев переходит к доказыванию происхождения человека и его отличительных особенностей с помощью существования пратолпы. По его мнению, прямохождение возникло именно в пратолпе. По всей видимости, большая плотность тел в пратолпе, возникавшая при совместном беге, а затем и в момент согласованного удара по противнику, предписывала ее участникам ортоградность. Чем больше была их кучность, тем меньше оставалось возможностей для того, чтобы во время бега помогать себе руками. Руки либо прижимались к телу, либо лежали на плечах впереди бегущего. Таким образом, естественный отбор закрепил ортоградность, т.к. даже в первоначальном своем варианте пратолпа обеспечивала гоминидам прекрасные возможности для защиты от опасностей, увеличивая скорость их двуногого передвижения.

Эволюцию руки Ачильдиев объясняет тем, что в пратолпе практиковался сильный удар каменным рубилом сверху, что было бы невозможно выполнить при другом строении кисти.

Так же вхождение в толпу привело и к частичной потере волосатости гоминид. Это объясняется тем, что постоянное касание друг друга, возбуждавшее пратолпу, достигалось соприкосновением плеч, животов, спин и рук. А густые шапки волос на голове служили защитой от насекомых и солнечных лучей, поэтому они остались у человека. Волосатость же в области подмышек, на лобке, а также борода и усы сохранились, по мнению автора, как вторичные половые признаки.

Выше рассматривалось гипнотическое состояние индивидов, входящий в толпу. Этим состоянием Ачильдиев объясняет существование скрытых мускульных ресурсов нашего тела, которые в пратолпе растормаживались. При этом притуплялись любые тормозящие влияния, в том числе и боль от полученных ран или болезней.

Ачильдиев считает, что излишки мозговых ресурсов так же развились в пратолпе, потому как она оказывала на своих участников огромное возбуждающее влияние, которым руководила центральная нервная система. Сила эмоций и постоянное возбуждение мозга требовали роста его объемов.

Мозг каждого индивида в толпе выполнял сложные функции, на основе весьма незначительной информации о происходящем вне толпы, он должен был выстроить модель окружающей среды и ближайшего будущего в меняющейся обстановке. В результате исчезновения пратолпы в результате естественной эволюции большая часть нервных клеток мозга попала в бесполезный балласт.

Функциональную асимметрию Ачильдиев объясняет тем , что пратолпе нужен был определенный процент леворуких, которые прикрывали тыл и левый фланг и действовали в качестве стабилизатора направления при дальних передвижениях пратолпой. Нужны были и правоногие и левоногие, служившие для стабилизации кругового и прямого движения. Праворукость же использовалась в схватках с врагами, когда передние ряды ввязывались в драку. У детей, стариков и беременных женщин функциональная асимметрия сглаживалась. Это связано с тем, что эти особи находились в центре пратолпы, и разграничение леворукости или праворукости для них становилось не важным.

Образ жизни древних гоминид так же был тесно связан с пратолпой. Т.к. в пратолпе все индивидуальные черты сглаживались, то все ее члены обладали имитативностью. И поэтому они не могли придумать ничего нового, что могло бы возникнуть только при индивидуальном подходе. Гоминиды постоянно делали орудие, которое было как две капли воды похоже на предыдущее. И только с распадом толпы и появлением оружия ближнего боя, старые рубила стали не нужны.

Изменение природной среды Ачильдиев тоже связывает с появлением пратолпы. Эта постоянно движущая агрессивная масса пугала все живое. На гоминид нападали лишь самые крупные хищники, но и они терпели сокрушительное поражение под губительным действием пратолпы, и постепенно вымерли из-за постоянного истребления участниками этой живой массы. В то же время гоминиды привечали животных, которые относились к ним дружелюбно. Собаки и лошади стали существовать с людьми не случайно, а из-за своей способности к образованию спаянных, на основе подражания, стай.

Вхождение в пратолповое эмоциональное напряжение требовало некой возбуждающей причины, которая достигалась различными методами. Таким методом стало употребление наркотических веществ. Снятие ограничений в половой сфере объясняется тем, что толпой после нападения овладевает голод, а после утоления голода наступает период сексуального насыщения. И тогда в толпе начиналась повальная оргия.

Миграцию Ачильдиев объясняет постепенным уничтожением всех пищевых запасов на занимаемой территории. Поэтому пратолпе приходилось искать новую, богатую пищей землю.

Речь тоже стала необходимой в процессе жизнедеятельности пратолпы. К примеру, когда пратолпа быстро передвигалась, первые ее ряды должны были как-то предупреждать о появлении опасностей на пути. Это можно было сделать только помощью звуковой системы сигналов. Так зарождалась речь. Ачильдиев указывает, что первоначально звуковой сигнал был щелкающий, так как использовались только щеки и язык. В доказательство он приводит записи очевидцев, которые видели древних людей и отмечали, что эти люди использовали щелкающий «язык». Это уже потом неандертальцы стали использовать гортань, голосовые связки, небо, зубы, альвеолы.

Распад пратолпы и появление групп первых людей Ачильдиев следующими причинами. Пратолпа постепенно начала принимать прочно укрепившиеся формы, что повлекло ее будущее разделение на отдельные группы — на касты. Кастовость же в свою очередь противоречит главному принципу пратолпы — полному равенству ее участников. Это и превратило пратолпу в предплемена с групповым разделением «прав» и «обязанностей» по демографическим признакам. Также фактором, послужившим распаду пратолпы, стала речь. У неандертальцев стали появляться особи, у которых речь укоренилась настолько, что они уже не смогли входить в пратолповое состояние. И тогда при передвижении пратолпы от нее начали оделяться по два или три неандертальца, которые потом сплачивались в свои группы. Таким образом, образовалось два лагеря — пратолповый и толповый. Сначала они вполне дружелюбно сосуществовали вместе: пратолпа, видимо, испытывая жалость к своим отколовшимся «несчастным родственникам», помогала им. Именно в это время начали зарождаться инакомыслие, искусство и религия. Инакомыслие появилось у неандертальцев, отделившихся от толпы. Т.к. они стали незащищенными от внешнего мира, им пришлось отказаться от привычного образа жизни и поведения. В итоге они начали придумывать новое оружие, новый уклад жизни и стратегию дальнейшего выживания.

Религия также зародилась у неандертальцев. Дело в том, что пратолпа оказывая покровительство в начале беспомощным неандертальцем, выступала для них в качестве «Бога»: всемогущего, сильного, быстрого, многоликого и многорукого. В то же время появление искусства обосновывается с точки зрения Ачильдиева тем, что у неандертальцев остались привычные для них движения, звуки, которые использовались пратолпой для того, чтобы войти в гипнотическое состояние. Искусство же появилось благодаря тому, что у неандертальцев остались привычные для них движения и звуки, ранее используемые в пратолпе. Позднее это стало превращаться в некий ритуал, который наполнился смыслом. Так постепенно возникло синкретическое искусство.

Постепенно у людей появилось оружие дистантного поражения, и перестали быть такими же незащищенными как раньше. И они стали мешать пратолпе из-за того, что истребляли животных для употребления их в качестве пищи и использования шкур для создания примитивной одежды. Так начался период гонения людей, который длился на протяжении десятка тысячелетий.

Однако постепенно неандертальцы, популяция которых к тому времени стала многочисленной, создали специальный мужской отряд, который дал первый отпор пратолпе, а потом и вовсе разбил ее. И Ачильдиев выделяет три причины, послужившие поражением для пратолпы: боевой дух мужского отряда, дистантное оружие и применение изменения войскового порядка. Вот таким образом Ачильдиев описывает и раскрывает процесс становления человека.

Ачильдиев утверждает, что влияние предыстории на современного человека по прежнему велико. Он указывает на то, что людям в наследство достался комплекс фиксированных действий, заложенный в генетике. Например, умение сплачиваться и вместе работать. Но власть предыстории имеет свои пределы и не объясняет все движения и изменения, происходящие с обществом. Взаимодействие подсистемы общества, коллективов разных категорий обусловлено специфическими закономерностями, которые нашли свое отражение в антропосоциогенезе.

Теперь, зная их, можно вскрыть и подлинную динамику сложных систем вообще, то есть построить вариант общей теории систем, которая включала бы в себя не только закономерности антропосоциогенеза, но и остальных видов систем, какого бы характера они ни были.

  1. В исследовании Ачильдиева выделяется несколько ключевых вопросов:
  2. Насколько велико влияние предыстории над современным человеком?
  3. Проявляются ли черты пратолпы в современном обществе?
  4. Достаточно ли тех доказательств, которые представил автор для объяснения своей проталповой теории?
  5. Какое значение для становления современной личности имеют знания о происхождении человека и общества?
  6. В чем конечная цель общечеловеческого стремления к не достижимым состояниям и идеалам?

Подводя итог, можно отметить, что Ачильдиев открыл и описал новую эволюционную теорию происхождения человека, его сознания и становления общества. Эта теория базируется на гипотезе существования пратолпы, которая способствовала возникновению всех отличительных черт, сохранившихся у современного человека. Благодаря пратолпе человек научился прямо ходить, у него появился большой противопоставленный остальным палец и функциональная ассиметрия. Он освоил речь, стал частично безволосым, научился нападать и убивать. Теория пратолпы Ачильдиева объясняет нам особенности работы и строения мускульной и мозговой системы человека, раскрывает причины возникновения наркомании. Ачильдиев может объяснить, как жили древние гоминиды. Его теория подробно описывает их каменную технологию и образ жизни, который привел к вымиранию крупных видов животных. Все загадки человека, которые до сих пор оставались непонятными, удалось объяснить с помощь базовой теории АСгенетики Ачильдиева. Да, его идея не нова и была описана в трудах других ученных, но именно он сумел ее доработать, увидеть , описать и раскрыть все ее тонкости. Благодаря теории Ачильдиева был пролит свет феномен человека и многие факты его происхождения.

5 октября 2011 19:28

Понравилась статья? Да 24 / Нет 2

Комментарии, отзывы, мнения



Выбрать файл

Alex: ID: 886 13/01/2014 07:57

отсутствие комментариев достойно сожаления.Ачильдиев написал очень серьезную книгу.У него правда очень слабо почти не раскрыта теория Поршнева.

Понравилось? Да 3 / Нет 0