Небо как небо, люди как люди...
11.08.2018/13:23
Главное кто получает основную прибыль с бренда, да...
22.07.2018/10:37
А что значит содержимое Коди? И если teamviewer не...

ThumbnailСиндром запястного канала

Поскольку статья про травматизм у диджитал-художников теперь развивается в нечто большее, рассказ Майка Лима мы публикуем отдельно:

« 

Всё чаще и чаще я стал обращать внимание на одну из самых обсуждаемых тем в сообществе художников, иллюстраторов и дизайнеров. Отовсюду слышатся размышления о проблеме, связанной с заболеваниями запястья, кистей рук. Надо признаться, эти болезни редко обходят стороной художников-трудоголиков. Я тоже знаю об этих заболеваниях не понаслышке: у меня диагностирован Синдро́м запя́стного кана́ла (карпальный туннельный синдром, англ. carpal tunnel syndrome, CTS) в запястьях и локтевой туннельный синдром в левой руке. Трудно описать словами те боли, которые я испытывал последние 3-4 недели. Естественно это состояние мешало мне работать в том ритме, в котором я привык это делать уже много-много лет. Боль пронизывала запястья и делала занятие любимым делом просто невыносимым, работа давалась мне всё тяжелее и тяжелее. Я долго размышлял о том, как я могу помочь людям, которые увлечены своим делом настолько, что забывают о себе, людям, которые ещё здоровы. В самом начале работы никто не задумывается о будущих «профессиональных недугах», а потом становится слишком поздно, чтобы что-то исправить. Я решил рассказать свою историю боли, которая поможет убедить Вас не делать моих ошибок, которая спасёт, я уверен, не одни талантливые руки. Я надеюсь, моя правдивая история, история «изнутри» подвигнет многих относиться к своему здоровью более бережно, чаще делать перерывы в работе, думать о себе.

Моя беда в том, что я всегда забывал (надо признаться, и до сих иногда забываю) делать перерывы в работе. Бывало, я работал по 18 часов без перерывов, не думая ни о чём, кроме любимого дела. Обычно я останавливался в двух случаях, когда возникало жуткое чувство голода или очень сильно хотелось в туалет. Самое удивительное то, что рядом со мною всегда были люди, которые говорили, что мне необходим перерыв, но я не слушал: опускал голову вниз, работал непрерывно ещё усерднее и усерднее, не видел ничего вокруг, представляя лишь конечный результат.

Я рисовал, рисовал до дрожи в руках, забывая о том, как сижу, как лежат мои руки во время работы. Когда я сталкивался с заданием, которое не могу выполнить, я сидел до потери пульса, день и ночь, стараясь выполнить его. Это целая проблема, оторвать меня от работы. Если я увлечён, если есть что-то, что беспокоит меня, не отпуская ни на минуту мой ум, то я буду сидеть до победного конца. Час за часом я приближался к заболеванию, о существовании которого просто не знал. Короче говоря, после шести лет непрерывной работы на компьютере у меня появились проблемы с пальцами, запястьями, кистями рук. Самое весёлое, что я – правша, но у меня локтевой туннельный синдром в левой руке. Если сказать иначе, то жизнь коварно подшутила надо мною.

Первые боли в запястьях начали беспокоить меня около 2 лет назад. Но я не останавливался, продолжал работать, и ничто не могло мне помешать. Я старался не замечать первые признаки болезни, не зацикливаться на боли. Мне казалось, что всё пройдет рано или поздно. Мои знакомые и друзья всё чаще стали говорить мне о том, что пора обратиться к врачу. Только я один не замечал этого. «Что не убивает нас, то делает нас сильнее» – думал я, и поступал, как настоящий трудоголик: просто отказывался от похода к врачу и посылал всё к черту. Я считал, что врач не сможет мне помочь. А что он мне скажет? Cократите время работы, делайте перерывы. В тот момент мне нужны были деньги, я просто не мог отказаться от работы. Теперь всё по-другому. Если у меня появляется возможность устроить себе перерыв, обязательно его делаю. Мне кажется, теперь я ещё больше отдаюсь интересным проектам, но всегда вспоминаю о приобретённых проблемах со здоровьем и стараюсь не забывать о перерывах.

Иногда становилось обидно: многие люди просто просиживают на работе или работают в спокойном ритме, не переживая о нехватке времени, денег и так далее. Я же работал, пересиливая боль. С каждым месяцем моё мастерство росло, я двигался вперёд, был настолько увлечён делом, что брал всё больше и больше проектов, мне хотелось развиваться, не стоять на месте. Именно тогда я стал получать сумасшедшие сроки, не прерывался ни на миг. Мне приходилось очень много рисовать. Как Вы понимаете, всё это не сопутствовало моему выздоровлению. Через какое-то время я физически не смог брать все проекты, которые мне хотелось, я не мог сделать больше, боль изматывала меня. Я понял, что настало время обратиться к неврологу. Дальше терпеть не было сил.

Невролог по какой-то причине не мог принять меня ещё 2 месяца. Мне пришлось ждать. Надо сказать, ожидание было невыносимым, я терпел боль, как мог. Когда я пришел к неврологу, он без сомнений поставил мне предварительный диагноз: кистевой туннельный синдром в двух запястьях и локтевой туннель в левой руке. Врач решил записать меня на электромиографию (ЭМГ) на следующий день (электромиография (ЭМГ) – метод исследования биоэлектрической активности мышц, с помощью которого определяют потенциал двигательной единицы в состоянии покоя и во время сокращения). Я не знаю, делали ли Вы когда-нибудь этот тест, но это просто ужас. Целых 40 минут подряд у вас будет ощущение трущихся о ковёр ног, только умноженное на 100. Думаю, не каждый сможет вытерпеть данное действо.

В начале исследования записали реакцию расслабленной мышцы, после этого меня попросили медленно напрячь руку, в это время фиксировали импульсы. Представьте, что каждый раз, когда происходит электрическая стимуляция мышц, Вы чувствуете болезненные ощущения. Мышцы отвлекаются на каждую манипуляцию, боль в руке усиливается, Вы ощущаете спазмы, которые сводят руку. Мало того, что тонкий игольчатый электрод погружают в мышцы рук, его погружают также и рядом с шеей. Просят подвигать теми мышцами, которые помогут понять, где произошло поражение нерва. Иглы не только погружают в мышцы и оставляют в состоянии покоя, но и передвигают их, чтобы более точно записать показания теста, чтобы диагностировать локализацию заболевания. Врач просил, продемонстрировать мышцы в то время, когда иглы были ещё внутри тела. Это ни с чем несравнимые ощущения. Мероприятие продолжалось целых 20 минут.

После ЭМГ в течение несколько часов я чувствовал спазмы в мышцах рук. Было такое ощущение, что я, не разгибаясь, проработал около пяти часов подряд. Мне кажется, можно не говорить о том, что после данной процедуры я не смог работать оставшуюся часть дня. Возможно, моя боль усугублялась фибромиалгией (патология, которая проявляется хроническими болями в мышцах и суставах). Я никогда не испытывал никаких болезненных ощущений (меня никогда не били в лицо, никогда не было переломов или серьезных операций), поэтому данный вид диагностики показался мне самым ужасным. Более чудовищной боли я не ощущал никогда в жизни.

Что я решил делать, чтобы не испытывать боль? Я начал носить компрессионные перчатки, поддерживающие запястья, что естественно мешало полноценно отдаваться рисованию. Работать с ними стало чрезвычайно трудно. Перчатки помогали фиксировать запястье, из-за этого не было возможности согнуть руку. Они довольно громоздкие, стало невозможно нормально держать стилус и нажимать клавиши на Nostromo. Благодаря этим приспособлениям скорость работы значительно снизилась. Мои знакомые говорили мне, что во время сна я должен был избегать определенного положения руки (изгиба в запястье). Я привык спать, не контролируя положение тела. Мне легче было рассказать о действиях, предпринимаемых для облегчения заболевания, но не сделать их. Я пытался зафиксировать запястья подушками с двух сторон, но это не помогло. Я заворачивал вокруг рук полотенца, чтобы не сгибать их, я стал похож на Мегатрона из фильма «Трансформеры». Было бы смешно, если бы не было так больно. Ничего не помогало. Я носил компрессионные перчатки во время сна,но это был провал.

Я даже начал снимать напряжение в запястьях стресс шарами. Шары были и дома, и на работе. Мелодичный звон, который они издают, сам по себе оказывает расслабляющее действие. Я звенел ими круглыми сутками. Мой лучший друг (Том Скоулз) рассказал мне об отличной программе под названием «Workrave». «Workrave» – это бесплатная программа, которая регулярно напоминает о необходимых перерывах при работе за компьютером. Вы можете установить таймер, указывая, время перерывов, их периодичность и т.д. Я решил установить 30-секундные перерывы каждые 15 минут и 3-минутные каждый час. Эта программа предлагает во время перерыва сделать какие-нибудь действия, наполняет вынужденную остановку полезными для здоровья действиями: упражнения для рук, глаз, поясницы и т. п. Теперь у меня появилось желание найти самую хорошую программу для Mac. Я узнал, что есть одна хорошая программа под названием «Workpace», но она стоит 70 долларов.

Чуть позже пришло время лекарств. После окончательного диагноза невролог назначил мне лекарственное средство «Cymbalta» (это антидепрессант на основе дулоксетина) для лечения моей невыносимой боли. Я смог использовать данный медикамент всего полторы недели, потому что он не спасал меня от пронизывающей боли. Вероятно, это не слишком долгое время, чтобы лекарство подействовало в полную силу. Однако я успел испытать на себе все прелести побочных эффектов «Cymbalta»:

  1. Тошнота. Это один из наиболее часто встречающихся побочных эффектов, примерно в 30 % случаев приема капсул. Очень трудно понять, какой изнурительной может быть тошнота, пока не испытаешь ее на себе 12 часов в сутки, 7 дней в неделю. Я просыпался раньше положенного времени, не мог заснуть. Я стал принимать лекарство на ночь, чтобы облегчить боль и неприятные ощущения, но нет, ничего не помогало. Тошнило днём и ночью.
  2. Сонливость. Это второй наиболее распространенный побочный эффект, примерно в 21 % случаев приема капсул. Вспоминая о сонливости, я не имею в виду просто небольшое ощущение сонливости днём, я говорю о нереальном желании спать. Я спал в 15:00-16:00 часов, я вырубался в 19:00-20:00 (один раз я заснул прямо на полу). Я полностью вырубался, не понимая, где я заснул или сколько времени, я забывал, что происходило до этого. Я стал похож на зомби. Представьте себе, Вы дома после работы в 18:00, а в 19:00 уже спите непробудным сном. Я был не в состоянии брать внештатную работу, я спал везде. Забыл сказать, что кроме этих побочных эффектов «Cymbalta» встречаются ещё не менее интересные (противоположные) реакции, которые точно, не оставят Вас равнодушными: потеря или увеличение веса, запоры или диарея, озноб или потливость, крайний восторг или суицидальные мысли, сонливость или бессонница. Я до сих пор думаю, почему у меня была сонливость, а не бессонница, которая помогла бы мне работать днём и ночью? Я до сих пор проклинаю этот ужасный препарат.
  3. Головокружения. Время от времени у меня были головокружения при ходьбе.
  4. Зевота. Учитывая тот момент, что я почти спал на ходу, я зевал много, очень много.
  5. Головные боли. Этот побочный эффект тоже не обошел меня стороной. У меня часто болела голова.
  6. Потливость. Я потел, даже когда было холодно, когда я ничего не делал.
  7. Слабость. Я чувствовал себя, как зомби, только без ненасытной потребности съесть чьи-то мозги.

Если собрать все эти побочные эффекты вместе, то это отравит Вам жизнь. Мне нужно было работать, я не мог себе позволить ждать, пока мой организм привыкнет к препарату. Это лекарство полностью уничтожило мою трудоспособность. Я позвонил неврологу, рассказал ему о проблемах, связанных с употреблением «Cymbalta». Я просил его подобрать мне препарат, с которым я смогу продолжать мой привычный рабочий ритм. Я пытался узнать у врача, есть ли лекарства, похожие на Габапентин или Provigil, но с меньшими побочными эффектами. Врач пытался подобрать нужные мне лекарства, говорил, что Габапентин – отличное лекарство, но у него сильное побочное действие: сонливость. Он старался помочь, не скрывая от меня, что прием Provigil не плохая идея, но не смог объяснить, почему его лучше не принимать. Вместо всех этих лекарств невролог посоветовал новый препарат под названием «Savella». Savella представляет собой препарат, предназначенный для лечения фибромиалгии. Думаю, что у этого лекарства всё те же побочные эффекты, как и у Cymbalta, исключая сонливость. Я начал принимать препарат с очень низкой дозы 12,5 мг, постепенно прибавляя до 25 мг. Я не заметил побочных эффектов, но так и не избавился от боли, которая беспокоила меня всё время. Я понял, что Savella вообще мне не помогает. Я опять просил помощи у невролога. Врач прописал мне лекарство под названием «Лирика». После применения Лирики я наконец-то не испытываю боли. Это единственное лекарство, которое помогает мне жить почти нормальной жизнью. У Лирики есть несколько похожих побочных эффектов, как у Cymbalta, но они не проявляются так резко. Все люди очень разные, кому-то помогает одно лекарство, а кому-то другое. Очень сложно подобрать именно то, что будет устраивать по многим показателям и поможет вновь почувствовать себя человеком.

Если Вы работаете в офисе и перегружаете кисть руки во время работы, убедитесь, что ваш рабочий компьютер стоит на своём месте. Во многих компаниях можно вызвать эксперта по эргономике, который сохранит ваше здоровье, поможет обеспечить комфортные условия труда. Я подал заявку на вызов эксперта несколько недель назад. Приехал эксперт по эргономике для оценки моего рабочего пространства. Я понимаю, что многие из фрилансеров не имеют такой возможности. Но поверьте мне, эксперт по эргономике не так дорого берет за свои услуги. Для того чтобы вызвать его, нет нужды платить целое состояние. Эксперт приехал, выслушал мою историю, измерил различные аспекты моей работы (высоту кресла, высоту монитора, высоту стола и т.д.), задал вопросы по работе, которые его интересовали. Первое, что он сделал, это перенёс мой стул вперёд, между спиной и стулом вместо четырёх пальцев, теперь можно было просунуть два. Это помогло снизить давление, которое испытывали мои ноги и спина, помогло исправить неправильную посадку. Все изменения, которые появились на моём рабочем месте, я нарисовал на схеме (слева). Школьные годы не прошли даром, я смог изобразить подробную схему изменений, которые пошли мне на пользу. На первой схеме изображена исходная рабочая поверхность: стол, на котором компьютер стоит в углу, непосредственно передо мною планшет с клавиатурой, компьютерная мышь находится справа от клавиатуры, Nostromo находится слева от клавиатуры, в передней части схемы наблюдаем три монитора. Стрелки на схемах помогают понять процесс работы, изображают угол сгиба руки во время работы. Обратим внимание на то, что мой планшет передо мной, и моя рука согнута под углом (45 градусов). Мой кейпад Nostromo был отодвинут довольно далеко, поэтому мне приходилось отодвигать руку, чтобы использовать его. Я неверно клал руки, чтобы нарисовать что-либо. Понятное дело, что в течение нескольких часов я производил одни и те же движения, изначально неправильные. Для того чтобы облегчить стресс для руки, эксперт вытащил кейпад намного ближе к телу, так, что рука сгибается под правильным углом, не оказывая давления на локтевой и срединный нерв. Были подняты подлокотники у стула так, чтобы локти удобно лежали при использовании Nostromo (до этого локоть покоился на всём, чём угодно). Затем переставили планшет вправо так, что моя рука стала лежать прямо, а не под углом. Изменили высоту моих мониторов, чтобы я не смотрел вниз, и шея не уставала так быстро. Затем было предложено надеть на стилус мягкую насадку для карандаша, которую я использовал ещё школе. Я не уверен, что данный приём облегчит мне работу. Я даже не понимаю, как это будет работать, потому что не смог использовать эту насадку для стилуса, она закрывает кнопки. Эксперт предположил, что я пью много воды, но при этом мало двигаюсь, т. к. целый день сижу за компьютером, не отходя ни на минуту. Он подчеркнул, что это очень плохо для здоровья, особенно для сердца, необходимо наполнить жизнь физической активностью. Я до сих пор не знаю, как осуществить данное напутствие, последнее, что я хочу после работы, это делать физические упражнения. Я не знаю, может быть, начну кататься на коньках, как в былые времена.

Надеюсь, что благодаря моей истории от первого лица, многие задумаются о страданиях, которые испытывает человек, имея локтевой туннельный синдром и т.д. В молодости я не думал о здоровье, не заботился о нём, считал, что со мною не случится ничего плохого. Теперь считаю своим долгом, дать совет молодым художникам: чаще делайте перерывы, как только сможете, делайте упражнения для того, чтобы боль не потревожила Вас никогда. Для многих из Вас это почти невозможно, но послушайте меня, если не хотите оказаться на моём месте.

»

27 января 2018 14:45

Понравилась статья? Да 3 / Нет 0

Комментарии, отзывы, мнения



Выбрать файл